ЕРЕМЕНКО Андрей Иванович

ЕРЕМЕНКО
Андрей Иванович

Герой Советского Союза, Маршал Советского Союза










Родился 14 октября 1892 года в селе Марковка Харьковской губернии, в малоимущей крестьянской семье. Отец – Иван Васильевич. Мать – Мария Ивановна. Супруга – Нина Ивановна. Дети: сын – Андрей Андреевич, полковник запаса; сын – Владимир Андреевич, капитан 1 ранга запаса; дочь – Татьяна Андреевна, экономист.

В 1913 году призван в царскую армию. С началом Первой мировой войны участвовал в боях против кайзеровских войск рядовым, а затем командиром отделения. После Февральской революции 1917 года избран в полковой комитет. По возвращении с Румынского фронта из армии увольняется. С конца 1918 года – в Красной Армии. Последовательно занимает должности начальника бригадной разведки, начальника штаба полка, помощника командира полка 14-й кавалерийской дивизии 1-й Конной армии, участвует в боях против польских интервентов, войск Врангеля и банд Махно.

После окончания в 1929 году в Ленинграде Высшей кавалерийской школы (впоследствии – Кавалерийские курсы усовершенствования командного состава) назначается командиром 55-го кавалерийского полка 14-й кавалерийской дивизии. Затем оканчивает политкурсы при Военно-политической академии имени В. И. Ленина, а в 1935 году – Военную академию имени М. В. Фрунзе. Командует кавалерийской дивизией, кавалерийским корпусом. Во главе 6-го казачьего корпуса принимает участие в походе в Западную Белоруссию и Литву.

С 1940 года — командир механизированного корпуса, командующий войсками Северо-Кавказского военного округа, командующий 1-й Краснознаменной армией на Дальнем Востоке, а в 1941 году — 16-й армией Забайкальского военного округа.

На восьмой день Великой Отечественной отзывается в Москву и назначается заместителем командующего Западным фронтом. Участвует в руководстве боевыми действиями войск в Смоленском сражении.

В начале августа 2-я армия и 2-я танковая группа противника ударами против войск Центрального фронта, прикрывавших Брянское, Гомельское и Черниговское направления, добились значительных успехов. Создалась угроза прорыва в полосах действий Резервного и Центрального фронтов и выхода крупных танковых соединений Гудериана к южным рубежам Москвы.

В целях ликвидации этой угрозы и надежного прикрытия направления на Брянск в стыке двух фронтов — Резервного и Центрального Ставка 14 августа приняла решение образовать Брянский фронт и назначить его командующим А. И. Еременко.

Вызванный в Ставку для получения указаний непосредственно от Верховного, новый командующий фронтом держался с большим достоинством, находчиво отвечал на все вопросы. Да, сказал он, враг, безусловно, очень силен и сильнее, чем мы ожидали, но бить его, конечно, можно. Надо лишь уметь это делать... Сталину пришлась по душе такая уверенность военачальника. Обрисовав обстановку, Верховный сказал, что обязательная задача войск Брянского фронта состоит в том, чтобы не только надежно прикрыть Брянское направление, но во что бы то ни стало своевременно разбить главные силы танковой группы Гудериана. Андрей Иванович очень уверенно заявил, что «в ближайшие же дни безусловно» разгромит Гудериана. Это заявление особенно понравилось Сталину. «Вот тот человек, который нам нужен в этих сложных условиях», — бросил он вслед выходившему из его кабинета Еременко.

Однако в связи с резким изменением оперативной обстановки на Юго-Западном фронте, вытесненном на левобережье Днепра и по сути оказавшемся под угрозой окружения и с юга, и с севера, первоначальная задача Брянскому фронту была существенно скорректирована. 21 августа 1941 года Гитлер отдал приказ о повороте части сил (прежде всего танковых) группы армий «Центр» на юг с целью охвата северного фланга Юго-Западного фронта.

24 августа Ставка пришла к выводу о целесообразности расформирования Центрального фронта и передачи большей части его сил Брянскому фронту, возложив на него ответственность за ликвидацию изменившей направление своих действий вражеской группировки. Теперь генералу Еременко предстояло наносить удар Гудериану уже не в лоб, а в стремительно ускользающий фланг его группировки. Для решения подобной задачи необходимо было существенное усиление (особенно после расформирования Центрального фронта) южного фланга Брянского фронта.

Сталин в телефонном разговоре с Андреем Ивановичем, ставя перед ним новую, скорректированную задачу, подчеркнул: «Если вы обещаете разбить подлеца Гудериана, то мы можем послать еще несколько полков авиации и насколько батарей РС...»

Выразив согласие с решением Ставки, Андрей Иванович заявил: «...в связи с тем, что я хочу разбить Гудериана и безусловно разобью, направление с юга нужно крепко обеспечить». Он попросил «21-ю армию, соединенную с 3-й, подчинить ему».

Обещания, данные Сталину, выполнить на деле оказалось куда сложнее. Действия наспех сколоченной группировки южного фланга Брянского фронта не принесли ожидаемых результатов. Правое крыло немецкой группы армий «Центр» под командованием фельдмаршала фон Бока, резко повернув на юг, добилось новых успехов. Корпусам Гудериана ударом на Ромны удалось выйти в тыл Юго-Западному фронту. Это был период, когда главный танковый генерал вермахта находился в зените мастерства и везения, которых хватило и на то, чтобы в начатой осенью операции «Тайфун» пронзить оборону Брянского фронта и вскоре оказаться под Тулой. Однако на подступах к оружейной кузнице России началось и крушение этого фаворита фюрера.

Что касается А. И. Еременко, то к нему, как и к ряду других советских военачальников, очевидно, не сразу пришло понимание того, с какими опытными профессионалами военного дела им довелось вступить в противоборство, что одолеть их можно не одной лишь храбростью, а противопоставив достаточно высокий уровень подготовки войск и управления ими, умения организовывать операции с учетом разнообразных факторов.

Обеспечив подавляющее превосходство на направлении ударов, немецкие 2-я армия и 2-я танковая группа (с 6 октября 1941 г. — 2-я танковая армия), начавшие наступление в рамках операции «Тайфун», прорвали оборону фронта на флангах, взяв в полукольцо значительную часть его соединений. 3 октября противник захватил Орел, а 6 октября — Карачев и Брянск.

Находившиеся в полуокружении части с тяжелыми боями отходили на восток. Еременко организует контрудары, в результате которых удалось отбить у противника Мценск и ряд других населенных пунктов. На линии Белев, Поныри, Мценск продвижение врага было остановлено.

13 октября 1941 года Андрей Иванович оказался тяжело ранен. На следующий день после доставки в Москву ему была сделана операция в Центральном военном госпитале. Ночью 15 октября в палате его навестил И. В. Сталин. «Он расспросил меня о делах на фронте и обстоятельствах моего ранения, — пишет в воспоминаниях Андрей Иванович, — и пожурил за то, что я не берег себя». Недели пребывания в госпитале были мучительны для военачальника, лишенного возможности противодействовать продолжавшемуся натиску фашистов на столицу. По выздоровлении он назначается командующим 4-й ударной армией и в январе 1942 года успешно действует во главе ее при проведении Северо-Западным фронтом Торопецко-Холмской операции. 20 января, угодив под удар немецкой авиации, снова был ранен. С ногой, закованной в гипс, 23 дня продолжал командовать войсками с носилок и согласился на отправку в госпиталь только тогда, когда накал боев начал стихать.

Знаменательной страницей в биографии полководца стала Сталинградская битва. Поставленный 7 августа 1942 года во главе войск Юго-Восточного фронта, действующего в южной части Сталинграда, генерал-полковник А. И. Еременко собрал в мощный кулак имевшиеся резервы и уже 9 августа 1942 года нанес контрудар. В результате его была сорвана попытка гитлеровцев прорваться в город с юго-запада. Переброшенная с кавказского направления 4-я танковая армия вермахта также была вынуждена переходить к обороне на достигнутых рубежах. 10 августа Андрей Иванович становится одновременно и командующим Сталинградским фронтом. Успешным оказался и контрудар, организованный им 23 августа с привлечением крупных сил авиации, с целью срыва попытки врага прорваться к Сталинграду с северо-запада.

Сталинградский фронт, образованный 28 сентября вследствие объединения Юго-Восточного и Сталинградского фронтов, под командованием А. И. Еременко удерживал твердыню на Волге до развертывания здесь мощного контрнаступления.

В контрнаступление Сталинградский фронт перешел силами 57-й и 61-й армий и левофланговых соединений 64-й армии 20 ноября, т. е. на сутки позднее войск Юго-Западного и Донского фронтов, действовавших севернее. В первый же день вражеская оборона была прорвана. Введенные в сражение танковые и механизированные корпуса фронтов стремительно продвигались навстречу друг другу. Кавалерийские и стрелковые соединения, развивая наступление в юго-западном и южном направлениях, создавали внешний фронт окружения сталинградской группировки противника. 23 ноября подвижные соединения Юго-Западного и Сталинградского фронтов встретились в районе Калач, Советский и завершили окружение семнадцати дивизий 6-й армии и четырех дивизий 4-й танковой армии вермахта. Всего в кольце оказалось до 22 дивизий и свыше 160 отдельных частей общей численностью 330 тыс. человек.

Руководство рейха надеялось не только деблокировать окруженных, но и восстановить утраченное положение на Дону и на Волге. Для этого оно создало на юго-восточном участке фронта группу армий «Дон» во главе с фельдмаршалом Э. Манштейном. В его подчинение были переданы оперативная группа «Холлидт», 3-я румынская армия, армейская группа «Гот» в составе 4-й немецкой танковой и 4-й румынской армий, а также окруженные в районе Сталинграда войска. 12 декабря противник начал операцию «Зимняя гроза», намереваясь рассечь войска Сталинградского фронта и деблокировать окруженных.

А. И. Еременко проявил большую оперативность в организации противодействия части этих сил — ударной группировке «Гот». Он произвел перегруппировку резервов в полосе 51-й армии. Тем не менее 6-й и 25-й танковым дивизиям Гота таранным ударом, невзирая на потери, удалось к исходу 13 декабря прорваться к реке Аксай, а передовым отрядам захватить хутор Верхнекумский. Чувствуя возрастание угрозы прорыва врага, командующий Сталинградским фронтом создает оперативную группу во главе со своим заместителем генералом Г. Ф. Захаровым. В ее состав выделяются 4-й механизированный корпус, 87-я стрелковая дивизия, 233-я огнеметная танковая бригада, 234-й танковый полк и 20-я истребительная бригада. Им ставится задача не допустить на Верхнекумском направлении прорыва противника к реке Мышкове.

Одновременно А. И. Еременко усилил 51-ю армию 13-м танковым корпусом в районе Кругляков. 14–15 декабря группа Захарова выдвинулась к Верхнекумску и, поддержанная авиацией, с ходу контратаковала противника и отбросила его к реке Аксай. Бои достигли высочайшего напряжения. Чтобы отвлечь часть сил группы «Гот» с этого направления, 14 декабря на Нижнечирскую был нанесен удар 5-й ударной армией совместно с 7-м танковым корпусом. Однако, обладая большим общим перевесом в силах, группа «Гот» продолжала натиск. Положение 51-й армии все еще оставалось критическим.

В этих условиях по настоянию А. М. Василевского Ставка передала Сталинградскому фронту 2-ю гвардейскую армию генерал-лейтенанта Р. Я. Малиновского, предназначавшуюся для Донского фронта, и 6-й механизированный корпус с задачей разбить деблокирующую группировку врага. Армии Малиновского, уже разгрузившейся из 160 эшелонов в тылу Донского фронта, еще предстояло преодолеть 170–200 км в условиях метели и сильных морозов. В то время как войска Еременко вели оборонительные бои с превосходящими силами врага в междуречье Аксай – Мышкова, главные силы армии Малиновского развернулись на северном берегу Мышковы. Здесь и произошли решающие бои, которые положили конец дальнейшему продвижению противника, сорвали планы верховного командования вермахта деблокировать войска 6-й армии. 23 декабря группа «Гот» перешла к обороне в 35–40 км от окруженной группировки.

24 декабря 2-я гвардейская и 51-я армии при содействии сил 5-й ударной армии перешли в решительное наступление. Освободив Котельниковский и Тормосин, они отбросили вражескую группу «Гот» за реку Маныч. Расстояние, отделявшее группировку Паулюса от внешнего фронта окружения, увеличилось до 200–250 км. Создались благоприятные условия для ее ликвидации.

1 января 1943 года, когда провал замысла Манштейна по вызволению окруженной группировки стал очевиден, Сталинградский фронт переименовывается в Южный и нацеливается на Ростов. А. И. Еременко такое решение посчитал неверным и доложил об этом Верховному. Но, как отмечал в дневниковых записях Андрей Иванович, Сталин сказал: «Чего вы волнуетесь, вы в Сталинградской битве сыграли главную роль... Мы на вас возлагаем более важную задачу: ударом на Ростов отрезать кавказскую группировку противника».

Сталин в личном плане проявлял к Андрею Ивановичу заметное внимание. Ценил, по-видимому, его неколебимую веру в способность одолеть врага и исключительное мужество. С особой теплотой вспоминает А. И. Еременко встречу со Сталиным во фронтовой обстановке в период подготовки летом 1943 года Смоленской операции. Верховный прибыл на Калининский фронт, возглавляемый Андреем Ивановичем и готовивший удар по врагу силами левого крыла, 5 августа в село Хорошово. Вот краткие фрагменты из дневниковой записи об этой встрече.

«...Товарищ Сталин, ходивший до того по комнате, остановился посредине и принял от меня рапорт. "Здравствуйте, товарищ Еременко", — произнес он мою фамилию с ударением на третьем слоге и подал мне руку. "Здравия желаю, товарищ Сталин!" — ответил я.

Он улыбнулся как-то просто и тепло, приветливо потряс мою руку и, пристально глядя на меня, сказал: "Вы, по-видимому, до сих пор обижаетесь на меня за то, что я не принял вашего предложения на последнем этапе Сталинградской битвы добить Паулюса. Обижаться не следует. Мы знаем, знает весь наш народ, что в Сталинградской битве вы командовали двумя фронтами и сыграли главную роль в разгроме фашистской группировки под Сталинградом, а кто доколачивал привязанного зайца, это уже особой роли и не играет".

На эти, по сути дела, слова благодарности я ответил: "Сталинград теперь уже история, а творец ее наш народ, партия и вы лично, товарищ Сталин".

В этом месте Сталин вставил реплику: "Все на Сталина валят, Сталин да Сталин. Это неправильно. Я, конечно, давал директивы, но вы же непосредственно там командовали и руководили этой битвой. Победил, безусловно, советский народ во главе с великим русским народом, но им нужно было руководить".

В ходе начатой 14 сентября 1943 года Духовщинско-Демидовской операции как части Смоленской стратегической войска Калининского фронта под командованием А. И. Еременко в сложных условиях лесисто-болотистой местности прорвали мощную оборону противника и разгромили шесть его дивизий. Это явилось важным условием успешного завершения всей Смоленской операции и создания предпосылок для развития наступления в направлении Витебска, охвата с севера немецких войск в Белоруссии. В Невельской операции, проведенной с 6 по 10 октября 1943 года силами правого крыла фронта, в первый же день наступления был взят Невель — сильнейший узел сопротивления противника. Тем самым немецкие группы армий «Север» и «Центр» были лишены свободы маневра на их стыке. Общее продвижение войск фронта составило до 30 км. После этого, отразив вражеские контратаки, фронт по распоряжению Ставки перешел к обороне.

С февраля по апрель 1944 года Андрей Иванович командует Отдельной Приморской армией, успешно действовавшей с Керченского полуострова по освобождению Крыма совместно с войсками 4-го Украинского фронта. Возглавив в апреле этого же года 2-й Прибалтийский фронт, он обеспечивает в ходе Рижской операции, проведенной с 14 сентября по 22 октября 1944 года, умелое использование возросших ударных возможностей армий, тесное взаимодействие с соседними фронтами и освобождение к 13 октября города Риги.

В Моравско-Остравской операции, начатой 10 марта 1945 года 4-м Украинским фронтом под руководством генерала армии И. Е. Петрова, генерал армии А. И. Еременко принял командование этим фронтом 26 марта. Поскольку войска главной группировки долго не могли добиться переломного успеха, полководец смело перенес основные усилия ближе к соседу справа — 1-му Украинскому фронту, добившемуся более значительных результатов, и обеспечил тем самым обход укреплений противника с северо-запада, успешное развитие наступления на Моравска-Остраву, создание благоприятных предпосылок для освобождения центральной части Чехословакии.

24 июня 1945 года генерал армии А. И. Еременко возглавил сводный полк 4-го Украинского фронта на Параде Победы. После Великой Отечественной войны командовал войсками Прикарпатского, Западно-Сибирского и Северо-Кавказского военных округов. В 1955 году удостоен звания Маршала Советского Союза. С 1958 года находился в Группе генеральных инспекторов Министерства обороны СССР. Заслуги полководца отмечены золотой звездой Героя Советского Союза (1944), пятью орденами Ленина, орденом Октябрьской Революции, четырьмя орденами Красного Знамени, тремя орденами Суворова I степени, орденом Кутузова I степени, многими другими советскими и иностранными наградами. Память о нем увековечена захоронением урны с прахом (скончался 19 ноября 1970 г.) в Кремлевской стене на Красной площади Москвы. Имя А. И. Еременко было присвоено Высшему общевойсковому командному училищу в городе Орджоникидзе (ныне — Владикавказ).


Warning: require_once(/var/www/u0034521/data/www/kokos19.ru/www.soldat-wwii.ru/3d40b281efbf7e201223173b1a015a7e/sape.php): failed to open stream: No such file or directory in /var/www/u0034521/data/www/kokos19.ru/soldat-wwii.ru/MARSHALS/ARTICLES/015-eremenko.php on line 469

Fatal error: require_once(): Failed opening required '/var/www/u0034521/data/www/kokos19.ru/www.soldat-wwii.ru/3d40b281efbf7e201223173b1a015a7e/sape.php' (include_path='.:') in /var/www/u0034521/data/www/kokos19.ru/soldat-wwii.ru/MARSHALS/ARTICLES/015-eremenko.php on line 469