Битва за Кавказ (25.07.1942 – 9.10.1943)

Битва за Кавказ
(25.07.1942 – 9.10.1943)











Немецко-фашистское руководство придавало большое значение захвату Северного Кавказа. Уже в первые дни после нападения на Советский Союз немецкое командование стало планировать наступление на кавказском направлении. Замысел операции был сформулирован в дополнении к директиве № 33 от 22 июля 1941 года и конкретизирован затем в документе под названием «Операция из района Северного Кавказа через Кавказский хребет и Северо-Западный Иран с целью овладения перевалами Ревандуз и Ханаган на ирано-иракской границе».

Целью операции, которую планировалось провести с ноября 1941 года по сентябрь 1942 года, являлось овладение кавказскими нефтеносными районами и выход на ирано-иракскую границу. Захват Северного Кавказа позволял гитлеровскому руководству не только задействовать богатейшие ресурсы этого региона, но и распространить свою гегемонию на все Закавказье, а затем и на Ближний Восток с его огромными запасами нефти. В приказе от 21 августа 1941 года Гитлер вновь подчеркнул, что до наступления зимы главным является не захват Москвы, а овладение нефтеносными районами Кавказа. Однако этим планам в 1941 году сбыться не удалось. В первый год войны вермахт не решил ни одной стратегической задачи: по-прежнему для него недоступными оставались Ленинград и Москва, Красная Армия не только не была уничтожена, но и нанесла по врагу весьма чувствительные удары под Москвой, Тихвином и Ростовом.

Вновь к планам овладения Северным Кавказом фашистское руководство вернулось весной 1942 года. В директиве № 41 верховного командования вермахта (ОКВ) от 5 апреля отмечалось, что «в первую очередь все имеющиеся в распоряжении силы должны быть сосредоточены для проведения главной операции на южном участке с целью уничтожить противника западнее Дона, чтобы затем захватить нефтеносные районы на Кавказе и перейти через Кавказский хребет».

Благоприятные для немцев условия создало крупное поражение советских войск в Харьковском сражении, а затем в Воронежско-Ворошиловградской оборонительной операции. «Неожиданно быстро и благоприятно развивающиеся операции против войск Тимошенко, - отмечалось в директиве ОКВ от 21 июля 1942 года, - дают основание надеяться на то, что в скором времени удастся отрезать Советский Союз от Кавказа и, следовательно, от основных источников нефти и серьезно нарушить подвоз английских и американских военных материалов. Этим, а также потерей всей донецкой промышленности Советскому Союзу наносится удар, который будет иметь далеко идущие последствия». Последствия эти, по мнению гитлеровского руководства, заключались, в частности, в том, что вермахту открывался путь в Закавказье, на Ближний Восток и в Индию, выход на границу с Турцией и втягивание ее в войну на своей стороне, а также вступление Японии в войну против СССР.

В июле 1942 года, потерпев поражение в ходе Воронежско-Ворошиловградской оборонительной операции, советские войска отошли за Дон. Противник получил благоприятные условия для наступления на Северном Кавказе. Планом его операции под кодовым наименованием «Эдельвейс» предусматривалось окружить и уничтожить советские войска южнее и юго-восточнее Ростова, овладеть Северным Кавказом, затем обойти Главный Кавказский хребет одной группой войск с запада, захватив Новороссийск и Туапсе, а другой – с востока, овладев Грозным и Баку. Одновременно намечалось преодолеть Кавказский хребет в его центральной части и выйти к Тбилиси, Кутаиси и Сухуми. С выходом в Закавказье планировалось захватить базы Черноморского флота, обеспечить себе полное господство на Черном море, создать условия для вторжения на Ближний и Средний Восток.

Для решения этих задач предназначалась группа армий «А» под командованием генерал-фельдмаршала В. Листа. В ее состав входили 17-я армия, 1-я и 4-я танковые армии, румынская 3-я армия, часть сил 4-го воздушного флота. Она насчитывала около 170 тыс. человек, 1130 танков, свыше 4,5 тыс. орудий и минометов, до 1 тыс. самолетов. Действия этой группировки поддерживали военно-морские силы Германии и Румынии.

Противнику противостояли войска Южного (генерал-лейтенант Р. Я. Малиновский) и Северо-Кавказского (Маршал Советского Союза С. М. Буденный) фронтов в составе 51,37,12,56,24,9 и 47-й армий, которые с воздуха поддерживала авиация 4-й и 5-й воздушных армий. Эта группировка в первом эшелоне насчитывала 112 тыс. человек, 121 танк, 2160 орудий и минометов, 230 исправных самолетов. На приморском направлении сухопутные войска поддерживали Черноморский флот и Азовская военная флотилия.

Битва за Кавказ продолжалась свыше 14 месяцев, с 25 июля 1942 года по 9 октября 1943 года. По характеру действий советских войск она делится на два периода. Первый из них составляет Северо-Кавказская оборонительная операция 1942 года, которая проводилась с 25 июля по 31 декабря.

25 июля противник перешел в наступление с плацдармов в нижнем течении Дона на сальском и краснодарском направлениях. Южный фронт, не сумев удержать оборону по реке Дон, стал отходить на юг и юго-восток. 28 июля Ставка ВГК объединила войска двух фронтов в один Северо-Кавказский фронт во главе с маршалом С. М. Будённым. Для удобства управления действующими на огромном пространстве войсками фронт был разделен на две оперативные группы: Донскую под командованием генерал-лейтенанта Р. Я. Малиновского и Приморскую во главе с генерал-полковником Я. Т. Черевиченко. Одновременно Ставка потребовала навести в войсках строжайшую дисциплину (в этот же день издан приказ наркома обороны СССР № 227, известный как приказ «Ни шагу назад»), наладить управление и взаимодействие, остановить дальнейшее наступление противника, а затем сильными контрударами разгромить и отбросить его за Дон.

Однако обстановка продолжала ухудшаться. Уже 28 июля немцы заняли Азов, вышли к реке Кагальник и в долину реки Маныч. Взорванная советскими войсками плотина затопила долину, но это лишь временно задержало продвижение врага. 31 июля немецкие войска овладели Сальском, продолжали движение на Ворошиловск (ныне Ставрополь) и Краснодар. Имея подавляющее превосходство в танках (Северо-Кавказский фронт располагал в это время лишь 74 исправными танками), они получили возможность вести высокоманевренные действия на равнинной местности, быстро сосредоточивать усилия на избранных направлениях. Но и в этих условиях советские воины мужественно защищали каждую пядь родной земли. Западнее станицы Кущевская соединения корпуса кубанских казаков нанесли удар и разгромили 196-ю пехотную дивизию немцев. В то же время после боев на реке Маныч командование немецкого 40-го танкового корпуса отмечало: «Упорство противника может быть проиллюстрировано тем, что в плавнях отдельные стрелки по горло в воде, без всякой надежды на отход дерутся до последнего патрона, что стрелки, находящиеся в гнездах, оборудованных в каменной плотине, могут быть уничтожены только в ближнем бою. С одинаковым упорством защищаются и полевые укрепления, и берега».

Но силы были неравными. Враг продолжал рваться вперед. В начале августа советское командование приняло решение развернуть на реках Терек и Урух новую оборонительную группировку за счет сил Закавказского фронта, которым командовал генерал армии И. В. Тюленев. Войскам фронта приказывалось также занять оборону на перевалах Главного Кавказского хребта и создать многополосную оборону на направлении Грозный — Махачкала. Действовавшие здесь войска 9-й (генерал-майор Ф. А. Пархоменко) и 44-й (генерал-майор И. Е. Петров) армий, а также 11-го гвардейского стрелкового корпуса 10 августа были объединены в Северную группу войск Закавказского фронта. Командующим группой назначен генерал-лейтенант И. И. Масленников. 11 августа в нее включена также 37-я армия (генерал-майор П. М. Козлов) Северо-Кавказского фронта. В тот же день Донская оперативная группа была расформирована.

В связи с упорным сопротивлением советских войск под Сталинградом немецкое командование вынуждено было повернуть туда 4-ю танковую армию. Это несколько облегчило положение Северо-Кавказского фронта, тем не менее превосходство противника в танках оставалось подавляющим. 3 августа войска Приморской группы стали отводиться за реку Кубань. Из-за плохого управления на левом берегу реки удалось создать лишь слабую завесу, которую противник преодолел без особого труда.
5 августа Ставка приказала командующему Северо-Кавказским фронтом прочно прикрыть район Майкопа и дорогу Майкоп – Туапсе, с тем чтобы не допустить выхода немцев на побережье Черного моря и изоляции Приморской группы войск. Однако в тот же день враг занял Ворошиловск, 7 августа – Армавир и продолжил наступление на Майкоп. На рубеже рек Кубань, Лаба, Белая развернулись ожесточенные бои.

К исходу 9 августа подвижные части 1-й танковой армии ворвались в Майкоп, надеясь захватить горючее и нефть, однако все запасы были заблаговременно вывезены, буровые скважины забиты, а оборудование либо зарыто в землю, либо эвакуировано. Захватив город, противник предпринял попытку прорваться на Туапсе по шоссейной и железной дорогам. Однако упорное сопротивление воинов 12-й (генерал-майор А. А. Гречко) и 18-й (генерал-лейтенант Ф. В. Камков) армий сорвало его планы. Мужество и стойкость в этих боях продемонстрировали воины 17-го казачьего кавалерийского корпуса. Они не только умело оборонялись, но и постоянно контратаковали врага. Стремительные атаки казаков наводили ужас на врага. В середине августа Ставка ВГК указала командующему Северо-Кавказским фронтом: «Добейтесь того, чтобы все наши войска действовали так, как 17-й кавкорпус». 27 августа корпус и четыре казачьи кавалерийские дивизии, входившие в его состав, преобразованы в гвардейские; 555 воинов были награждены орденами и медалями.

6 августа крупные силы врага устремились к Краснодару. В течение нескольких суток малочисленные соединения 56-й армии генерал-майора А. И. Рыжова и бойцы краснодарского народного ополчения мужественно отражали натиск пехотных и моторизованных дивизий 5-го армейского корпуса. Особенно ожесточенные бои разгорелись в районе Пашковской переправы, где самоотверженно сражалась 30-я Иркутская стрелковая дивизия под командованием полковника Б. Н. Аршинцева. Прижатые к реке, испытывая острый недостаток в боеприпасах, советские воины отбивали одну атаку за другой. Лишь по приказу командования они 12 августа оставили Краснодар и отошли на левый берег Кубани, взорвав за собой Пашковскую переправу. На Моздокском направлении советские войска удерживали рубеж по реке Терек.

17 августа завершился первый этап оборонительного периода битвы за Кавказ, противник был остановлен и временно прекратил активные боевые действия. За период с 25 июля по 17 августа врагу удалось продвинуться на глубину до 600 км. Командующий Северо-Кавказским фронтом не располагал достаточными резервами, которыми можно было бы усилить первый эшелон войск на наиболее опасных участках. Отсутствовали крупные подвижные соединения, в то время как у гитлеровцев танковые и моторизованные дивизии составляли более 40%. Нередко это позволяло им опережать советские войска при занятии рубежей обороны. Отрицательно сказывалась на действиях фронта малочисленность его авиации.

Удерживая господство в воздухе, противник оказывал эффективное воздействие на оборонявшиеся армии. Командование и штабы фронта и армий часто теряли управление войсками. Соединения и части испытывали острую нужду в боеприпасах, горючем, продовольствии. Противник овладел рядом крупных городов, вышел к предгорьям Главного Кавказского хребта. Несмотря на это, гитлеровцы не смогли окружить советскую группировку между Доном и Кубанью.

Защитники Кавказа отстояли Туапсе и преградили врагу путь к Черному морю. Отступая, войска Северо-Кавказского фронта в ожесточенных боях изматывали противника, истребляли его живую силу и технику. По данным группы армий «А», потери гитлеровцев за этот период составили около 54 тыс. солдат и офицеров. Сопротивление советских войск все более усиливалось, крепла их уверенность в том, что захватчики будут остановлены.

Стабилизация положения дала возможность Северо-Кавказскому фронту по сути заново создать фронтовой и армейские тылы, перевести их службы на прибрежные коммуникации, организовать снабжение из местных ресурсов, начать пополнение войск за счет этого региона, а также переброску новых соединений через Каспийское море и по железной дороге Баку – Тбилиси – Сухуми. По берегам рек Терек и Баксан была создана глубоко эшелонированная оборона, а вокруг Нальчика, Орджоникидзе (Владикавказ), Грозного, Махачкалы, Баку – оборонительные районы.

Однако гитлеровское командование не отказалось от своих планов по прорыву в Закавказье. С середины августа оно приступило к перегруппировке сил для развития одновременного наступления на Баку и Батуми. Для этого на отдельных направлениях создавались сильные группировки, которые нацеливались на Новороссийск, Малгобек и на перевалы Главного Кавказского хребта. Понимая всю сложность положения, Ставка ВГК в своей директиве 20 августа указала командующему Закавказским фронтом, что противник, стремясь вторгнуться в пределы Закавказья, не ограничится действиями крупных сил на основных направлениях. «Враг, имея специально подготовленные горные части, будет использовать для проникновения в Закавказье каждую дорогу и тропу через Кавказский хребет, действуя как крупными силами, так и отдельными группами головорезов-диверсантов. Глубоко ошибаются те командиры, - подчеркивалось в директиве, - которые думают, что Кавказский хребет сам по себе является непроходимой преградой для противника. Надо крепко запомнить всем, что непроходимым является только тот рубеж, который умело подготовлен для обороны и упорно защищается». Дальнейшие события полностью подтвердили выводы Ставки.

Захват перевалов гитлеровское командование поручило своему 49-му горнострелковому корпусу в составе двух горнострелковых и двух легкопехотных дивизий, а также нацелило сюда две румынские горнострелковые дивизии. 15 августа части немецкой 1-й горнострелковой дивизии «Эдельвейс» захватили Клухорский перевал, 18 августа вышли на южные склоны горы Эльбрус, 7 сентября овладели Марухским перевалом. Генерал-лейтенант К. Н. Леселидзе, назначенный 23 августа командующим 46-й армией, части которой обороняли перевалы, усилил угрожаемые направления значительной частью своих войск. Многократные попытки вернуть перевалы не увенчались успехом, но и враг не смог продвинуться вперед. Упорные бои развернулись на перевалах севернее Сухуми. 25 августа части 4-й горнострелковой дивизии захватили перевал Санчаро и стали продвигаться на юг. Для восстановления положения командующий 46-й армией создал Санчарскую группу войск в составе 307-го полка 61-й стрелковой дивизии, двух батальонов 155-й и 51-й стрелковых бригад, 25-го пограничного полка НКВД, сводного полка НКВД и отряда 1-го Тбилисского пехотного училища, которая остановила, а затем отбросила противника на северный берег реки Бзыбь. 16 октября части Санчарской группы перешли в наступление и к 20 октября овладели группой Санчарских перевалов. Бои за перевалы Главного Кавказского хребта продолжались до наступления зимы. Несмотря на то что врагу удалось захватить некоторые из них, немецкие войска не смогли развить успех и проникнуть в Закавказье. Героические действия советских войск и местных партизан сыграли важную роль в обороне Кавказа.

Во второй половине августа противник начал активные действия на новороссийском направлении, стремясь овладеть Новороссийском, в последующем наступать вдоль Черноморского побережья в направлении Туапсе – Батуми. Еще накануне немецкого наступления, 17 августа, был создан Новороссийский оборонительный район (НОР). В него вошли 47-я армия, 216-я стрелковая дивизия 56-й армии, Азовская военная флотилия, Темрюкская, Керченская, Новороссийская военно-морские базы и сводная авиационная группа. Командующим НОР назначен командующий 47-й армией генерал-майор Г. П. Котов, его заместителем по морской части – командующий Азовской военной флотилией контр-адмирал С. Г. Горшков.

19 августа противник перешел в наступление, нанося главный удар на Новороссийск и Анапу силами немецкого 5-го армейского корпуса и вспомогательный, на Таманский полуостров,— кавалерийским корпусом румынской 3-й армии. Несмотря на значительное превосходство врага в силах и средствах, войска НОР стойко оборонялись и заставили его 25 августа приостановить наступление. Командование немецкой 17-й армии, перебросив сюда часть сил с туапсинского направления, вновь попыталось достичь поставленной цели. Противнику удалось прорвать оборону 47-й армии на ее левом фланге, выйти на Черноморское побережье и 31 августа захватить Анапу. Положение советских войск значительно ухудшилось.

Части морской пехоты, оборонявшие Таманский полуостров, оказались отрезанными от основных сил 47-й армии и 2-5 сентября были эвакуированы морем в Геленджик, а кораблям Азовской военной флотилии приходилось прорываться в Черное море. Это позволило противнику перебросить на Таманский полуостров дополнительные силы из Крыма. 7 сентября враг ворвался в Новороссийск, захватил железнодорожный вокзал, затем порт, но полностью овладеть городом не смог.

Для удобства управления войсками, действовавшими на Кавказе, и улучшения их снабжения Ставка ВГК 1 сентября преобразовала Северо-Кавказский фронт в Черноморскую группу войск Закавказского фронта под командованием генерал-полковника Я. Т. Черевиченко. В ночь на 10 сентября советские войска эвакуировались на восточный берег Цемесской бухты. Неприятель овладел большей частью Новороссийска и Таманского полуострова, но развить наступление вдоль Черноморского побережья на Туапсе не смог и с 26 сентября перешёл здесь к обороне.
Одновременно с наступлением на Новороссийск противник предпринял попытку прорваться к Черному морю через Моздок. 1 сентября он нанес отвлекающие удары в 40 км восточнее Моздока, а на следующий день обрушился на советские войска главными силами 1-й танковой армии в районе города. Форсировав Терек, враг 4 сентября вклинился в оборону на глубину до 12 км. Однако стойкость советских воинов не позволила врагу развить успех.

Героически действовали части 11-го гвардейского стрелкового корпуса под командованием генерал-майора И. П. Рослого. Мужество и стойкость проявили бойцы и командиры 62-й морской стрелковой бригады, 249-го отдельного танкового батальона и 47-го гвардейского истребительно-противотанкового дивизиона.

Усилиями выдвинутых из глубины резервов, ударами авиации 4-й воздушной армии генерал-майора авиации К. А. Вершинина противник был сначала остановлен, а 7 сентября отброшен на 9 км к северу. Тем не менее захваченный им плацдарм ликвидировать не удалось. Подтянув резервы, немецкие войска 12 сентября возобновили наступление. Ценой больших потерь им удалось продвинуться в южном направлении на глубину до 50 км и 27 сентября овладеть Эльхотово. На этом их успехи закончились, 28 сентября враг перешел здесь к обороне. В результате Моздок-Малгобекской операции попытка противника прорваться к Грозненскому и Бакинскому нефтеносным районам по долине Алхан-Чурт не удалась. Становилось все более очевидным, что планы немецкого руководства по прорыву в Закавказье дают сбои. Гитлер выразил неудовольствие действиями группы армий «А». Ее командующий В. Лист 10 сентября снят с должности, вместо него назначен генерал-полковник Э. Клейст. Были смещены и некоторые командиры танковых дивизий, не сумевшие окружить советские войска между Доном и Кубанью.

Во второй половине сентября соединения немецкой 17-й армии попытались прорваться к Туапсе. Сосредоточив здесь сильную группировку, превосходившую советские войска по личному составу и артиллерии в 2 раза, по танкам – абсолютно, по авиации – в 5 раз, противник 25 сентября перешел в наступление. В результате 6-дневных ожесточенных боев ему удалось вклиниться в оборону 18-й армии на 5-10 км, а на стыке 18-й и 56-й армий – на 8 км. Однако дальнейшее его продвижение замедлилось, а к исходу 9 октября советские войска упорным сопротивлением и контратаками остановили врага на всех направлениях. Перегруппировав силы и подтянув резервы, 14 октября 17-я армия возобновила наступление. 17 октября противник захватил населенный пункт Шаумян, один из перевалов, и, продвигаясь в юго-западном направлении, создал угрозу окружения 18-й армии.

Чтобы отразить удар, командующий Закавказским фронтом выдвинул на угрожаемое направление резервы. Однако 19 октября противник, упредив контрудар советских войск, захватил перевал Елисаветпольский, что вынудило соединения левого фланга 18-й армии (с 18 октября в командование ею вступил генерал-майор А. А. Гречко) отойти на новый рубеж. С прибытием в состав Черноморской группы свежих резервов соотношение сил изменилось в ее пользу. 23 октября врага удалось остановить.

В предгорье Главного Кавказского хребта отличились воины 30-й Иркутской стрелковой дивизии. Правофланговый полк дивизии занимал оборону по долине реке Псекупс, так называемые Волчьи ворота. Через эту теснину лежал удобный путь на Туапсе, поэтому противник сосредоточил здесь крупные силы и яростно рвался вперед. Советские воины стойко отбивали все атаки врага, но их силы таяли.

Тогда командир дивизии полковник Б. Н. Аршинцев решил обмануть неприятеля. Расположив на высотах по краям теснины артиллерию, он попытался заманить немцев в огневой мешок. Когда главные силы 125-й пехотной дивизии пошли в очередную атаку, обороняющиеся стали медленно отходить от рубежа к рубежу. Достигнув села Фанагорийское, они заняли прочную оборону. Стремясь развить успех, противник бросил в бой свой резерв. В это время на него обрушился шквал огня с флангов, а один из батальонов вышел в тыл неприятеля. Яростный бой продолжался до наступления темноты. Лишь ночью остаткам двух немецких полков удалось вырваться из окружения. Фронт обороны советской дивизии был восстановлен. За стойкость и мужество, проявленные при защите Северного Кавказа 30-я Иркутская стрелковая дивизия 18 декабря 1942 года преобразована в 55-ю гвардейскую Иркутскую дивизию. Впоследствии за образцовое выполнение заданий командования она получила почетное наименование Пинская, была награждена орденом Суворова II-й степени.

31 октября, не добившись успеха, противник вынужден был перейти к обороне, но не отказался от своих планов прорыва на Черноморское побережье. В середине ноября соединения 17-й армии вновь начали активные действия и на отдельных участках вклинились в оборону советских войск, подойдя к Туапсе на 30 км. На этом силы противника иссякли. 26 ноября две ударные группы 18-й армии перешли в контрнаступление, разгромили вражескую группировку и к 20 декабря отбросили ее остатки за реку Пшиш.

Немецкое командование не оставило попыток прорваться в Закавказье и к побережью Каспийского моря. Не добившись успеха на моздокском направлении, Клейст решил перенести усилия 1-й танковой армии на Нальчикское направление, чтобы пробиться по долине реки Сунжа к Грозному, а через Орджоникидзе по Военно-Грузинской дороге — на Тбилиси. Сосредоточив на этом направлении крупные силы, в том числе около 200 танков, превосходившие оборонявшиеся здесь войска 37-й армии генерал-майора П. М. Козлова по пехоте в 3 раза, артиллерии – в 10,5 раза, танкам – абсолютно (в армии танков не было), противник 25 октября неожиданно нанес мощный удар. Смяв оборону советских войск, он захватил Нальчик и стал развивать наступление на Орджоникидзе. 2 ноября передовые части врага вышли на ближние подступы к городу.

К этому времени командующий Северной группой войск генерал-лейтенант И. И. Масленников подтянул сюда войска 9-й армии (с сентября ею командовал генерал-майор К. А. Коротеев) и 11-й гвардейский стрелковый корпус генерал-майора И. П. Рослого, которые непрерывными контратаками при поддержке авиации 4-й воздушной армии (в сентябре в командование ею вступил генерал-майор авиации Н. Н. Ф. Науменко) остановили противника. 5 ноября враг перешел к обороне.

Глубокое вклинение на узком участке фронта танковой группировки противника создали благоприятные условия для ее окружения и разгрома. 6 ноября советские войска перешли в наступление, в ходе которого были разгромлены две танковые дивизии. Несмотря на то что окружить и полностью уничтожить вклинившиеся немецкие соединения не удалось, враг понес большие потери и к 12 ноября был отброшен от Орджоникидзе. Противник окончательно отказался от наступления на грозненском направлении.

Уже в начале декабря стало очевидно, что попытки врага прорваться в Закавказье обречены на провал. Его наступательный потенциал иссяк. К тому же его внимание все больше приковывало к себе успешно развивающееся наступление советских войск под Сталинградом. Теперь он вынужден был думать и о том, как удержать за собой Ростов, потеря которого могла обернуться окружением всей северокавказской группировки. План «Эдельвейс» потерпел крах.


Warning: require_once(/var/www/u0034521/data/www/kokos19.ru/www.soldat-wwii.ru/3d40b281efbf7e201223173b1a015a7e/sape.php): failed to open stream: No such file or directory in /var/www/u0034521/data/www/kokos19.ru/soldat-wwii.ru/OPER/ARTICLES/016-kavkaz.php on line 584

Fatal error: require_once(): Failed opening required '/var/www/u0034521/data/www/kokos19.ru/www.soldat-wwii.ru/3d40b281efbf7e201223173b1a015a7e/sape.php' (include_path='.:') in /var/www/u0034521/data/www/kokos19.ru/soldat-wwii.ru/OPER/ARTICLES/016-kavkaz.php on line 584